В одном из древних латинских словарей сохранилось следующее определение лукумонов: «Люди, называвшиеся так за их безумие, потому что места, к которым они подходили, станови-лись опасны». Очевидно, лукумон обладал особенной (магической) силой, которая распространя-лась на окружающее пространство и была смертельна для обыкновенных людей.
Одна из легенд рассказывает о герое Тархоне, основателе двенадцатиградья Этрурии. Своим отцом Тархон почитал Дита – великое божество подземного мира. Устраивая город, он всегда де-лал в его центре особое углубление – «мундус», через которое наземный мир мог общаться с под-земным. Этруски полагали, что человеческая жизнь, жизнь города и народа в целом, тесно связаны с космосом и так же, как и судьба, зависят от божественной воли.
Мундус считался фокусом, соединявшим магическую силу царя и космические силы. В этом месте сходились миры и был возможен переход в небесное и подземное царства.В одном из древних латинских словарей сохранилось следующее определение лукумонов: Не случайно здесь же приносили жертвы богам, в том числе и человеческие, проводили ритуальные гладиатор-ские бои, позже перенятые римлянами. Палач, который добивал смертельно раненных гладиато-ров, носил маску демона смерти Хару и его молот. Тела погибших гладиаторов уносил с арены жрец в маске змееволосого демона Тухулки.

В феврале 1972 г. мировая пресса сообщила о сенсационном открытии итальянских архео-логов – была найдена великолепная этрусская гробница, принадлежавшая… Энею!
Римляне считали себя потомками Энея, бежавшего из пылающей Трои, но известно, что культ троянского героя они заимствовали у этрусков. Погребальная камера, сложенная из обтё-санных камней, оказалась ложной гробницей – кенотафом. Тут же находилась площадка со сле-дами жертвоприношений, совершавшихся много столетий подряд. Было ясно, что это своеобраз-ный памятник герою. Видимо, не случайно этруски поклонялись Энею, происходившему из далёкой малоазийской Трои, так как скорее всего они, как утверждал Геродот, выходцы из тех мест.

Author

Slava