Пламя костра вспыхнуло ярче, словно поддерживая его. Ученик продолжил увереннее:

— Поначалу всем нам боабом представляется искусством релаксации или необычным искусством самозащиты. Однако позже мы с удивлением понимаем, что боабом имеет тысячи форм и проявлений — подобно тому, как его физическая сторона включает тысячи движений. Каждая из форм боабом подобна нити, вплетенной в ткань, и каждая из них уложена рядом с другими нитями. Если мы хотим увидеть истинную форму искусства боабом, нам нужно посмотреть на него с большего расстояния. Только так мы можем открыть его подлинные свойства.

Ученик продолжал говорить, не останавливаясь. Его вдохновляли пламя, безмолвие окружающих гор и звезды над головой.

-Для меня искусство боабом сравнимо с поэзией, легендой, жизнью — и все это превращает его в живую внутреннюю искру. Мне вспоминается фраза, сказанная Учителем на одном из уроков: «Видимые нити боабом принимают форму его движений, но реальность этого искусства каждый человек может постичь только через личный опыт».Пламя костра вспыхнуло ярче, словно поддерживая его

Повисла пауза, после которой заговорил Учитель:

— Хорошо сказано, Черный Баран, — произнес он и добавил, обращаясь ко всем остальным: — Кто-нибудь хочет дополнить сказанное?

Один из учеников, высокий и худой молодой человек, ответил:

— Я бы сказал, что подобно тому, как наше учение имеет мягкую сторону, называемую сеамм-джасани, оно также имеет и жесткую сторону в лице боабом. Это искусство — больше, чем просто система самозащиты. Оно представляет собой канал силы и энергии, очищающей и наполняющей сознание самым прямым и непосредственным образом. Во всяком случае, таковы мои ощущения.

Учитель вновь взял слово:

— Взгляните на огонь, ученики. Разве он не притягивает? Что в нем привлекает наше внимание и вместе с тем успокаивает нас?

Author

Slava